Россия вновь взяла курс на импортозамещение. Сейчас одним из основных направлений в этом процессе должен стать инжиниринг. Одновременно Президент и Правительство РФ продолжают подписывать законы и распоряжения, направленные на улучшение экологической обстановки в стране. Так, например, официально объявлен эксперимент по созданию на Сахалине зоны углеродной нейтральности к 2028 году. Михаил Мишустин обязал крупные промышленные предприятия с выбросами парниковых газов, эквивалентными более 150 тыс. тонн углекислого газа в год, представлять углеродную отчетность. Порядок верификации таких расчетов правительство утвердит в ближайшее время. И наверняка эти решения в сфере экологии и борьбы с парниковыми газами будут не единственными в этом году.

Однако возникают справедливые вопросы — есть ли сейчас в России отечественные технологии по измерению вредных выбросов и их сокращению? Сумеем ли мы создать отечественные аналоги таким технологиям? Что будет происходить с федеральным проектом «Чистый воздух» в стране с технологической точки зрения? Об этом руководитель проекта «Экология России» Николай Терещенко побеседовал с основателем и руководителем интеллектуальной системы по экотрансформации деятельности и проектов SILI (номинантом премии “Экотех-Лидер 2021”), редактором Телеграм-канала Econews of innovations и группы в ВКонтакте SILI ecotransformation system Михаилом Судариковым.

Чистый воздух — из космоса

— Михаил Дмитриевич, каким образом сейчас измеряются выбросы парниковых газов, на чьей аппаратуре — отечественной или импортной?

— Учитывая, что экология становится неотъемлемой частью нашей повседневной жизни, поясню сначала термин «парниковые газы». Это водяной пар, метан (CH4), углекислый газ (CO2), тропосферный озон, оксиды азота, фреон. Большую долю из них составляют СО2 и СН4. На них приходится 94% парникового эффекта, из-за которого и происходят неприятные и неестественные изменения климата. Буква С — это углерод. Потому и введены понятия «снижение углеродного следа» и «нейтрально-углеродные территории».

Существует несколько различных методов измерения концентрации углекислого газа в атмосфере, включая инфракрасный анализ и манометрию. Метан и закись азота измеряются другими приборами. Большая доля измерений происходит с помощью орбитальных углеродных станций (ОСО, ОСО-2, ОСО-3), спутника наблюдения за парниковыми газами GOSat и интегрированной системой наблюдения за углеродом (ICOS).

Эти решения являются американскими, японскими и европейскими. Российских орбитальных группировок в этой части пока нет.

— То есть в части мониторинга парниковых газов мы можем сегодня опираться исключительно на западные расчеты. И если хотим получать собственные данные — нужно создавать и запускать свои группировки космических станций мониторинга. Судя по всему, такой аппаратуры потребуется сейчас много, кто будет ее производить, устанавливать, налаживать и обслуживать? 

— Вы правы. Такой аппаратуры потребуется много. Вот некоторые данные.

Итак, в Европе для полноценной работы их ICOS необходимо 148 сертифицированных станций. К концу 2020 года выли введены 68 станций, хотя по плану они должны были ввести к концу 2019 года 120 штук. Опаздывают…

В Европейском космическом агентстве (ЕКА) разрабатывают систему спутникового мониторинга, которая позволит определять источники и интенсивность выбросов СO2 антропогенного происхождения в разных частях мира. Группировку из 3-х спутников Sentinel-7 планируется запустить на околоземную орбиту в 2025 году.

К 2035 году планируется запустить на околоземную орбиту ещё 20 спутников семейства Sentinel, которые позволят вести непрерывное наблюдение за поверхностью планеты.

Американский стартап Carbon Mapper планирует к 2025 году создать целую группировку спутников по мониторингу выбросов, состоящую из более чем 5 космических аппаратов.

Япония к 2023 году запустит GOSAT-GW к нынешним 2 эксплуатируемым GOSAT-1 и GOSAT-2.

Опираясь на эти данные, можно сказать, что для более-менее полной картины оценки ситуации с парниковыми выбросами в режиме реального времени необходимо 80-100 наземных и 30-40 космических станций.

— ​Есть ли в России такие разработки?

— Да, есть. В 2021 году команда учёных из МФТИ, ИКИ РАН и Научно-исследовательского центра имени Келдыша разработала уникальный прибор для дистанционного зондирования парниковых газов. Он позволяет с высокой точностью оценивать углеродный след не только от предприятий, но и от природных ландшафтов. Прибор способен одновременно измерять в атмосфере вертикальные профили CO2, H2O, CH4 и O2.

Сегодня именно приборов измерения такого класса с разрешающей способностью 108 в ближнем инфракрасном диапазоне, кроме нас, никто пока не делает. И это прорыв, западные технологии в этом плане отстают как минимум на несколько лет. Далее — приборы нужно вывести на орбиту. Отечественный стартап по космической тематике Success Rockets создаст орбитальную группировку для мониторинга парниковых газов с помощью спутников собственного производства «Диана». Первый запуск должен состояться в конце 2022 — начале 2023 гг.

Дмитрий Рогозин, генеральный директор «Роскосмоса» в своём Телеграм-канале заявил, что корпорация займётся созданием орбитальной группировки спутников для экологического мониторинга и борьбы с парниковыми выбросами совместно с национальным исследовательским центром «Планета» (Росгидромет). Состоять она будет из 14 аппаратов.

До 2035 г. «Газпром» планирует вывести на орбиту 14 собственных спутников (8 спутников «Ямал» и 6 спутников «Смотр»). В 2024 г. планируется запуск первого из 6 спутников системы СМОТР — СМОТР-В. Спутник планируется оснастить оборудованием для мониторинга выбросов парниковых газов. Таким образом, примерно 30% аппаратов для мониторинга в космосе будут российскими.

Что касается сложности производства, могу сказать — задача точно не сверхъестественного характера. Она скорее рутинная. Есть еще важный момент — после 30-летнего застоя наши ученые и инженеры высоко мотивированы, можно сказать, наши люди жаждут инновационных подвигов.

Меры поддержки

— Какими льготами могут воспользоваться сейчас предприниматели, работающие в сфере экоинноваций? 

— В 2021 году Минэкономразвития сформировало пакет льгот для участников климатических проектов.

Основное послабление — отмена НДС на доходы от реализации работ и услуг в климатических проектах, а также с продажи углеродных единиц. Причём проектом поправок предлагается разрешить компаниям снижать сумму налога по бизнесу в целом на входящий НДС по климатическому проекту.

Другая мера — освобождение физических лиц и ИП, занятых в выпуске и торговле углеродными единицами, от НДФЛ.

Ещё одна мера — возможность исключить из налоговой базы по налогу на прибыль доходы от операций с углеродными единицами, при этом предоставив право уменьшать налоговую базу на расходы от таких сделок. Для организаций, которые используют упрощённую систему налогообложения или единый сельскохозяйственный налог, предложена аналогичная возможность (не противоречащая принципиальным отличиям от налога на прибыль).

С 2020 года также активно развивается «зеленое» кредитование. Благодаря ему можно получить кредит по ставке на 1-2% ниже. Для этого необходимо войти в рейтинг ESG по методологии Национального рейтингового агентства, опираясь на рекомендации Центрального банка России.

Весь этот пакет льгот был поддержан, но пока не утверждён. Предполагаю, что после доработки нормативной базы отечественной системы мониторинга парниковых выбросов, а также интеграции в неё критериев ESG. Хотя есть вероятность, что ESG повестка в России будет заморожена, и дальнейшие её перспективы будут напрямую зависеть от того, какие европейские страны будут с нашей страной сотрудничать. Это очевидно и логично.

Самый вероятный сценарий сегодня: Россия совместно с союзными и партнёрскими странами, которые по отношению к нашей стране не ввели санкции, создадут собственную систему критериев для стимулирования снижения углеродного следа. А вместе с ней будет разработана цифровая льготно-мотивационная сетка для предприятий и предпринимателей. Она позволит в режиме реального времени устанавливать наиболее актуальные и выгодные льготные условия в зависимости от климатических, региональных и экономических факторов. Это возможно с помощью диапазонных экологических показателей KPI.

Прототип именно такой системы мы разрабатываем в рамках работы SILI. Фундаментом её обозначили разработку-внедрение экологической и инновационной составляющих в деятельность и/или проект любой тематики (экотрансформация). Одновременно ведётся разработка цифрового сервиса для максимально комфортной экотрансформации деятельности организаций, предпринимателей и просто инноваторов. Консультирование по этому процессу ведём 24/7.

В целом я уверен, что нас ждут довольно ощутимые льготы не только по климатическим проектам, но и по экологической деятельности вообще.